School wars

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » School wars » Общежитие » Комната №6 - Мидорима и ... + Комната №7 - Мэй и Мию


Комната №6 - Мидорима и ... + Комната №7 - Мэй и Мию

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Между комнатами есть огромная дыра. Так что, две комнаты слились практически воедино.

Описание частей комнат:

№6

Мидорима

Эта комната черно-белая. Почти вся черно-белая. Пол на его стороне комнаты идеально гладкий, черно-белый, в шахматную клеточку. Обои идеально белые. На некотором расстоянии друг от друга, стены украшают декоративные, черные, колонны. И, именно его (Ну, точнее не совсем его, но большую часть) украшает большая такая дыра, которую Шинтаро бережно прикрыл  белой занавеской. В углу комнаты стоит стол из черного дерева, на котором покоится дорогущий набор из перьевых ручек. Шкаф так же черный, длиной до самого потолка и  зеркальными дверцами. Расположено сие мебельное явление вместо перегородки между комнатами и служит неплохой такой стеной. На одной из  стен висит большущий плакат местной школьной рок группы в полный рост. Рядом же, прикреплены несколько фотографий со школьных выпусков и стикеры с напоминаниями. Рядом с этой макулатурой расположен буфет, в нижней части которого расположен большой мини бар, закрытый на ключ. Сверху же, на стеклянный полках, прилично так расставлен чайный сервиз, набор хорошего чая и стаканы для алкоголя. Небольшое окно всегда открыто, на подоконнике стоит вечно пустая пепельница, а рядом с окном, в углу, располагается большая, кровать, хоть и не двухместная. Около кровати есть мусорное ведро.

№7

0

2

Утро начинается у всех по-разному - У кого-то оно ровно в 7 и ни минутой позже, кто-то просыпается в двенадцать дня и только в это время у него утро. А вот у Мидоримы утро начинается тогда, когда он проснется... Особенно накануне мероприятий, когда не надо учиться и всё такое. После прихода почти в полночь, Шинтаро полупьяный и потрепанный кинул ботинки в угол, ремень на пол, а куртку на стул. Чуть мутный взгляд оглядел мирно спящую сестру на своей кровати и осторожно взял ту на руки. Стараясь не шататься и не шуметь, Мидорима прошел через отверстие в стене и уложил сестренку на её кровать, чуть постояв рядом, и от доброты душевной и братской любви, чмокнув ту в лобик.
«Так… А на той стороне у нас…»
На бледной мордахе зеленовласого появилась ухмылка; Он направился на другую сторону комнаты, прямо к объекту своих бредовых фантазий о счастливой и беззаботной семейной жизни, которую Мидорима просто яро желал видеть в своём будущем. Осторожно склонившись над розововласой, президент студ. Совета мягко улыбнулся, сам обалдевая от своего пьяного перекавая.
«Сонное царство… Всё равно же позвонишь, не буду трогать. »
Мысленно пообщался он с Мэй, после чего тихонько прокрался к порталу между комнатами и нервно дернул бровью: На его кровати лежала пожеванная шоколадка. Ну, секунду назад лежала, а теперь улетела в окно, а сам Шинтаро уже развалился на кровати… Очки улетели на стол,  потом... Провал в памяти; Шинтаро вырубился и спал сном мертвеца.
Под утро в его голове мелькали обрывки приятного сна, который наверняка снился и на протяжении всей ночи, только вот воспоминаний о нем не осталось: Его шею обвивали теплые, женские руки, а дальше как обычно... Пошлость, цензура и другие извращения, которые могли только сниться восемнадцатилетнему парню. А под конец этого вымышленного порно, Шинтаро и вовсе вцепился руками в близлежащий объект, который оказался его младшей сестренкой и зеленовласый пробормотал что-то неразборчивое. Была б у него сейчас под рукой бомба, он бы и ту обнял, приняв тиканье за мурлыкание или что-то вроде того. А тут – человек, теплый и тискабельный, однако.
Пробуждение было воистину неприятным: У парня возникло самое распространенное явление среди парней его возраста и теперь, этот недуг не давал ему спать. Угадал кто или нет, но это самое явление попросту называется утренний стояк. Нет, это конечно лечится, но только вот…
«Вот блин… Она спит?.. Надеюсь, что спит. Полежу, успокоюсь, и всё пройдёт. Надеюсь, что ничего не заметят, а не то я буду долго корить себя за то, что не накрылся одеялом. Так, делаю вид, что сплю.… Всё… Чёрт, как штаны то мешают, охх… И не снять ведь, проснется… »
Мысли лениво катились в сонной голове, пока сам хозяин мыслительного процесса пялился в потолок и пытался не шевелиться; Сестренка может проснуться и тогда  не жди покоя, Мидорима-нии-сан. Самое интересное, что он вчера относил сестру на её кровать! Когда она успела перебраться на его обитель сна и оказаться в его загребущих руках, которые обнимали её?... Нет, ну конечно Шинтаро не стал вопить как последний девственник и орать, что ей надо спать на своей кровати, но явно удивился такому странному явлению. Единственное, что сейча хотел сделать парень – посмотреть на то, сколько время. Рука медленно потянулась к часам на столе, и…
«Черт!»
Неаккуратность зеленовласого сыграла свою роль: Он задел свои очки, которые со спецэффектами ввиде звука бьющегося стекла , упали на пол.

0

3

Чуткий сон Михо был прерван моментом возвращения брата. Она чуть приоткрыла слипшиеся за ночь глаза, но смогла охватить взглядом лишь нечеткую фигуру Мидоримы да светлые пятна, освещавшие комнату и знаменовавшие собой наступление утра. Половина бессонной ночи сказалась на девушке не самым лучшим образом, поэтому у нее не было сил ни на то, чтобы продолжить удерживать глаза открытыми, ни на то, чтобы прошептать брату заветное "С возвращением". Очередные полночи, прошедшие в беспокойствах и волнениях о том, где же он, что с ним, в порядке ли он. А затем очередные утро, день и вечер, которые помогали забыться новыми заботами и планами.
Нии-чан, ну ты и бессовестный...
Однако стоило Шинтаро-младшей оказаться в надежных руках брата, как уморившийся разум отключился и она снова заснула. Даже процесс транспортировки ее в ее же собственную кровать сознание Михо не запечатлило. Но потому ли, что организм как раз вступил в быструю фазу сна, а может, потому что Михо уже физически не могла засыпать где-либо еще, кроме как в кровати брата, через минут двадцать она проснулась, а затем автоматически, сродни лунатикам, в слегка помятой пижаме, с растрепанными и чуть запутавшимися волосами, неуверенной пошатывающейся походкой, переодически спотыкаясь, прошествовала к бессменной "святыне" - через дыру в стене обратно в объятия к уже успевшему заснуть парню. Сон это его не нарушило, поэтому, устроившись поудобнее на его руке, сотворив из нее некое подобие подушки, Михо, рассматривая черты лица брата, стала потихоньку и сама засыпать, уткнувшись носом в его грудь и непроизвольно вдыхая его запах. Кто знает, сколько времени прошло таким образом и сколько бы еще прошло, если бы не одно пренеприятное событие.
- Дзинь!
Звенящий звук, возвещавший о падении какого-то предмета, резанул слух, заставив Михо проснуться. Еле разлипив глаза, девушка ощутила стекающую изо рта струйку слюны и, все еще в несколько полусонном состоянии, без лишних телодвижений утерла ее рукавом пижамы. Взгляд Михо скользнул сначала к шеи брата, затем от шеи - к губам. Михо поняла, что брат проснулся по едва заметным телодвижениям, но вставать ей не хотелось, хотя брат, возможно, собирается прогнать ее в свою комнату.
- Можно я еще чуточку полежу с тобой? - пробормотала она, еле слышно, но достаточно громко, чтобы брата достигли эти слова. Михо посильнее прижалась к брату и закинула одну ногу на его живот, не заметив ничего странного. Сегодня же выходной день? А-аа... Как же хорошо просто так лежать рядом.
- Нии-нии, мы же всегда будем вместе, да? - Шинтаро-младшая чуть отстранилась от груди брата и теперь внимательно и несколько просяще смотрела на него. Однако, увидев странное выражение его лица, спросила:
- Нии-чан, что такое? Я что-то не так сделала?

Отредактировано Miho Shintarou (2012-10-24 01:51:19)

+1

4

Неудачное движение рукой – и вот, сестренка просыпается. Заметил он сиё явление по медленному и сонному шевелению Михо на его руке. Вытянутая к очкам конечность Мидоримы дернулась, а изумрудные глаза медленно и недовольно закатились, оповещая, о недовольстве Шинтаро-старшим сей неловкой выходкой.
«Ксо… Разбудил. Может ещё немного поспишь?... И мне проблем меньше, да и выходной…»
Мысленно поговорил он с сестренкой, стараясь даже не отвязаться, а заботясь о состоянии Шинтаро-младшей: В последнее время она выглядит постоянно уставшей, отчего парень начинает беспокоиться о здоровье младшего владельца «золотой» крови, текущей по жилам зеленовласых Шинтаро. Зеленые, сонные очи зеленовласого медленно открылись и опустились вниз, к поднимающейся зеленой макушке, в то время как кожа президента студ. Совета отчетливо чувствовала, как по ней ползет изумрудный взгляд, изучающий его состояние. Рот парня приоткрылся, чтобы изречь тихое, немного требовательное и такое нужное сейчас «Иди в свою комнату», но его опередили, выдав:
- Можно я еще чуточку полежу с тобой?
Сонно бормотала сестра, отчего Мидориму просто мгновенно начала мучать совесть от того, что он такой хреновый брат и собирался прогнать это создание к себе. А ведь она только проснулась!... И проснулась по его вине! А он ещё и хотел её вдобавок  отправить с нагретого места в холодную кровать, где, по всей видимости, ни кто толком и не спал… Как обычно.
Последующие убеждения Мидоримы в том, что Михо нужно спровадить, были быстро присечены мягкими объятиями и ногой, которая ну просто кстати легла на его живот, отчего его утренняя проблема тут же видимо сказала «Э, нет, я так просто не уйду» и дала понять это Шинтаро, отчего выражение лица его изменилось со спокойного в напряженное.
- Можешь полежать. А лучше – поспи ещё немножечко.
Спокойным, не смотря на не совсем удачную позу для лежания, тоном ответил он, выдумывая одеяло в нескольких сантиметрах над ним и сестрой. И вот, сей предмет был удачно создан, и мягко упал на обоих представителей семьи Шинтаро, скрывая утреннюю радость братика и стараясь уволочь сестренку обратно, в царство небезызвестного дядьки Морфея. Далее Михо не успокаивалась, снова шевелясь и пытаясь что-то сделать, непонятно только что. Ну, а понял сиё он только после странной, двусмысленной фразы:
- Нии-нии, мы же всегда будем вместе, да?
«И вот что ей отвечать?... Мало ли, надумает себе чего, глупая сестрёнка…»
Мордашка Шинтаро сейчас выражала всё то же напряжение, чего он сам старался всем своим видом не выдавать, отчего всё становилось только хуже и очевидней: Мидорима был напряжен, что даже его тело сейчас отчетливо говорило – Грудь учащенно вздымалась, а мышцы находились в состоянии легкого подрагивания от частого и еле заметного напряжения и расслабления. Изумрудные глаза встретились с такими же, почти идентично изумрудными глазами. Требовательный взгляд встретился с недоуменным, что, по всей видимости, Михо заметила. Ну, или просто поняла, что что-то не так.
- Поживем – увидим…
Только и успел ответить парень, как на него вылился новый вопрос, которого он сейчас боялся больше всего, потому что тут он точно не сумеет ответить правду и не собирается объяснять младшей сестре о том, что это нормально у парней его возраста, особенно по утрам, а она тут не при чем.
- Нии-чан, что такое? Я что-то не так сделала?
Наивно поинтересовалась она, продолжая сверлить его наивно-заботливым взглядом. А что оставалось Мидориме? Только сделать неудачную попытку ухода от темы и ляпнуть что-нибудь
- Просто я вчера… эээ… Тренировался, мышцы немножко болят. Всё нормально.
«Ладно, сойдёт…»
Далее последовал кроткий, чуть слышный, чмок в сестринскую щеку и легкая прищурка от не очень хорошего зрения.
- Ты нормально ночью спала? Кошмары не снились?..
Решил улизнуть он с нежелательной темы, путем заговора зубов, ведь сиё занятие у него выходило на пятерочку. Только вот, Михо тоже была об этом в курсе. Сработает ли?...  Да и в добавку тут же полетел очередной вопрос от Шинтаро:
- А ты не могла бы... Убрать с меня ногу?... - Сглотнув ком в горле проговорил Мидорима, не в силах долго терпеть подобное издевательство - ...Мне так не удобно лежать.
Напряженным голосом добавил тот, дабы снять с себя всякие подозрения по поводу настоящей причины подобной паники на корабле.

0

5

Несмотря на то, что под боком был любимый братик, а поверху их обоих теперь накрывало мягкое одеяло, просто вопиющее своей удобностью о том, что оно, одеяло, не простое, а предназначенное для того, чтобы под ним мгновенно засыпали, у Михо сна не было ни в одном глазу. Слова Мидоримы сестренку, к слову, тоже ни на чуть не убедили.
Все-таки только на кровати Нии могу высыпаться. А уж когда он рядом... Может, у Михо и был немного помятый вид, но чувствовала она себя превосходно. Тем более, по сравнению с прошедшей ночью.
Ночные отлучки брата и правда очень беспокоили девушку. Почему бы ей не проследить за ним? Она бы так и сделала, да только все никак не могла набраться храбрости и отдалиться от школы на приличное расстояние в одиночку, без самого субъекта слежки. А больше и некому было составить ей компанию в походах за пределы школы. Так что все, что ей оставалось, - это каждый раз терпеливо дожидаться с надеждой на то, что, пробудившись ото сна, она найдет братика уже под бочком. Как и в этот раз, да. И все вопросы, которые так и вертелись на языке и хотели быть заданными, приходилось сдерживать в себе.
В общем, волнение за брата сейчас вышло на первый план, посему сначала она задала свой вопрос, из категории тех, которые своим содержанием не выдадут тревог, а уже потом Михо осознала сказанное братом до этого. Внимательность слуха Шинтаро-младшей, развитая благодаря усердной учебе, не обхитришь.
Вся бодрость куда-то улетучилась после такого неуверенного ответа. Поживем - увидим? Как это? Я не понимаю... Нии-чан... Бака! От легкого чувства обиды Михо чуть надула губки, но старалась не подавать вида, как она расстроилась из-за этих слов.
- Тренировки, значит? - повторила девушка за братом со слегка задумчивым взглядом. Внешне она, опять же, ничем не выдавала, что не верит в отмазки про всякие тренировки, но доказательств-то нет. А на нет и суда нет.
Конечно, Михо чувствовала себя несчастной. Раньше, в более юном возрасте, они с Мидоримой были так близки, а что сейчас? У него появились свои тайны, и казалось, что эти самые тайны отдаляют ее от брата. Пусть даже он и позволял ей творить всякие вольности, например, держаться за его руку, прогуливаясь по школе, но сердце его увлекалось чем-то другим. И такие вещи, как вот сейчас - поцелуй в щеку, поощряли наивность девушки и веру в своего замечательного братика, но были не в силах утрясти тревоги, разместившиеся на сердце тяжким грузом. Все, что остается, - делать вид, что все хорошо, не так ли?
Тон просьбы брата тоже был странным, так же, как его поведение и настроение. Но Михо не стала разбираться, что да как, а тотчас удовлетворила ее - убрала с живота брата ногу, как будто ее эта просьба нисколечко не насторожила, как и все остальное, впрочем. Однако затем девушка приподнялась на локте и после этого постаралась усесться на коленках, отчего одеяло с нее, естественно, сползло. Все же поцелуй придал ей сил, что аж еле сдерживаемая улыбка радости появилась на ее бледном лице. А вслед за ней в глазах словно загорелись задорные огоньки, отождествляющие собой веселое, даже игривое, настроение Михо.
- Мне снилась наша с тобой свадебная церемония, Нии-чан, - Шинтаро-младшая показала брату язык, а затем, пощурившись аля обезьянничая за Мидоримой, и заметив, что на обычном месте очков братика нет, поделилась своей идеей. - Давай очки достану. Это же они, наверное, упали, да?
Не дожидаясь ответа, девушка перелезла через брата и без опасных соприкосновений сползла на пол. Искомый предмет был обнаружен почти сразу. Очки Нии-чана, вот они. Осторожно взяв те в свои руки, Михо осмотрела очки со всех сторон и, убедившись, что стекло линз не пострадало после падения, она с торжественным видом появилась как будто из-под кровати, поднялась и, пристально смотря на брата, надела на любимое лицо свою находку. При этом ей пришлось присесть на кровати на одну ногу, поэтому ее положение по отношению к брату было нависающим. Редко я смотрю на братика сверху вниз, хи. Мысленно веселясь над своими мыслями, Михо справилась с поставленной задачей, а затем опять вернулась в устойчивое положение - встала на пол обеими ногами, опять же сверху вниз осматривая теперь уже проделанную работу.
- Ты и без очков у меня красивый, Нии-нии, но очки тебе идут больше чем кому-либо другому! - заявила она радостно.
В жизни много будет нехорошего, нужно просто наслаждаться настоящим. Так она решила. И правильно - ведь все-таки, пусть судьба и распорядилась так, что они родились в одной семье, зато они всегда будут вместе, несмотря ни на что. И тебя, братик, я никому не отдам! Гуляй, пока можешь, но все равно ты будешь моим. А пока... Если это пока все, что мне остается, то мне и этого будет достаточно. Даже более чем! Другие могут только мечтать о том, что могу делать с братиком я, так ведь, да?
Михо стояла, переминаясь с одной ноги на другую и теребя левый рукав пижамы, словно раздумывая над чем-то, и в итоге, приняв какое-то решение, с хитрой моськой проскользнула прямо к брату, развалившись на том всем телом.
- Грей меня полностью! Михо обхватила шею брата и прижималась, по привычке, всем весом своего тела к самому братику.
Катастрофы нельзя было избежать.

Отредактировано Miho Shintarou (2012-10-24 04:59:38)

0

6

- Мне снилась наша с тобой свадебная церемония, Нии-чан - Изрекла Шинтаро-младшая, показав Мидориме язык, отчего тот лишь слегка улыбнулся, в надежде, что его не будут всё время ходить и тормошить. Братом он всегда хотел оставаться хорошим, поэтому сестру старался не расстраивать, даже если приходил поздно, выпивал и занимался страшными вещами... Он всё мастерски скрывал всё это от младшей сестры, которую до сих пор считал маленькой и наивной. Фразу о свадьбе он воспринял как шутку и не стал отвечать, дабы не ляпнуть лишнего.
«Ну вот и что с ней делать? Скажу что не то - обидится ещё или расстроится. Я должен быть хорошим братом, опорой для сестры...»
Наверное, это почти единственный человек, для которого Мидорима действительно хотел всегда быть хорошим и надежным. Мало ли чем он занимается с другими... Если сестра прознает - ему придется бросить свои ночные похождения, лишь бы не подать Михо плохой пример. В раздумиях о пропустил момент, когда на его переносице оказались очки, надетые на него заботливой сестрёнкой. Улыбка стала шире и он посмотрел на нависшую над ним Шинтаро-младшую.
«Красивая она всё-таки.»
Мысленно усмехнулся Мидорима, следя уже ясным взглядом за передвижениями девушки. После комплимента, который последовал после надевания очков, зеленовласый растянулся в довольной улыбке, чуть привстав на одном локте и погладив сестру по волосам, частично распутывая их.
- Ну если ты так говоришь... Я тебе поверю. Ми-и-и-тян
Протянув первый слог и отчеканив последний изрек Мидорима, издав короткий смешок. Сейчас они были как в далеком детстве, когда его не смущал сон в одной кровати и когда он ещё не мог заснуть без сестры и обнимашки с походами за ручку были явлением не странным. Сколько лет с того времени прошло?... Девять?... Десять?... Он уже и сам точно не помнил; Быстро летит время. И вот, благие раздумия Мидоримы прервало...
- Грей меня полностью!
И вот, всю милоту прервали руки на шее и плашмя упавшее тело прямо на него. Да ладно бы только это, но и его утреннюю радость тоже задело, причем больновато так, но от этого ничего не успокоилось. Шинтаро чуть выгнул спину, стискивая зубы и сдерживая в себе все изречения и звуки.
«Итай-итай-итай!...»
Быстро неслось в его голове, пока он пытался не так тяжело дышать. Мало того, что больно, так ещё и палевно то как. Но, Шинтаро-старший старался сохранять выражение лица «кирпичом». Теперь он старался не двигаться, обняв сестру одной рукой за талию, а второй поправляя съехавшие с переносицы очки.
- Ну буду греть... - Дёрнув бровью и смотря на сестрёнку начал тот, задержав дыхание, для большего успокоения. - ...Но ты так внезапно тут оказалась - застала врасплох.
Оказывается, если не акцентировать своё внимание на проблемном месте - то оно вроде как и не мешает, пока не тормошат. Но, Мидориму сейчас беспокоил только один вопрос:
«И вот если мой утренний трабл не успокоится... Как я вставать буду?! А если ещё Мэй в поисках сестры придет... Оооой... »
Наверное, он сделал мысленный фейспалм от безвыходности своего положения, но виду не подавал и еле заметно улыбнувшись, легко стукнул Михо по носу указательным пальцем.
- Ты про репетицию ещё не забыла?... И да, если вы в спортзале будете репетировать - я с вами, мячик погоняю и гитару донесу, идёт?
«Сойти с темы, потом забыть и оно само пройдёт... Ну, поговори со мной, сестрёнка...»
Мысленно просил он её... Ох, как он сейчас был рад, что у неё нет телепатии и она не может залезть в его голову. А то... Ну да, с секретами от Михо ему жить будет попроще. Не привык он быть открытой книгой - слишком много у него грешков. Не хочется, чтобы о них все знали.

+1

7

- И без меня ведь знаешь, - пробурчала она тогда еще про себя, почти не размыкая губ. Если бы ты, Нии, не был таким, какой сейчас, был более невзрачным и менее притягательным... Я была бы гораздо счастливее. Возможно, тогда у меня было бы больше шансов... Так, Михо, не унывай. Невер гив ап. От мягких прикосновений Мидоримы к ее волосам девушке хотелось замурчать и свернуться клубочком на братике, что и привело ее к очередной вольности.
Сейчас Михо лежала на брате, зажмурив глаза и вся лучилась от счастья. Нет, ну что может быть лучше того, чтобы с самого утра побыть наедине с единственным и любимым братиком, да еще пообнимать его всласть? К тому же, тот был совсем не против.
- Какой-то ты сегодня добрый, - Михо чуть подалась телом вперед и теперь ее лицо было у самого лица братика. Тело немного одеревенело и плохо слушалось Шинтаро-младшую, все-таки перетаскивания и хождения по ночам не способствовали ничему хорошему. Но сестренка об этом если и задумывалась, то уж точно в последнюю очередь. Да и тело свое вообще почти не чувствовала, что уж там о всяких бугорках под всякими одеялами говорить. Перед ее лицом в непосредственной близости были губы Мидоримы, и при взгляде на них сердце забилось еще чаще чем раньше, готовое вырваться из груди к чертям подальше, щеки запылали как у монашки, которой сделали неприличный комплимент или завели тему о непристойностях, а ее собственные губы стали вдруг такими сухими по ощущениям, что Михо высунула изо рта язычок и провела по ним, чтобы убедиться. Возможно, еще минута - и она бы не удержалась и сделала то, о чем иногда тайно любила помечтать, наедине сама собой. Нии-чан... Разум затуманился, инстинкты хотели взять свое. И, возможно, им бы это и удалось, если бы не в почти тот же момент произошло то, что испортило Михо всю атмосферу, которая была ощутима ей почти каждой клеточкой мозга. А? Что? Репетиция? Суровая реальность снова встала перед глазами Михо. Он ее брат, она его сестра. Сейчас просто нельзя испортить ту связь, существовавшую между ними с самого детства, изменить ее. Если до этого Михо сгорала от желания, то сейчас - от стыда, снежным комом накатившим на нее. Лениво перекатившись обратно на "свою" половину кровати, девушка уткнулась носом в подушку, и уже оттуда, через слои ткани и перьев, послышался ее голос с недовольной интонацией, словно она на что-то обиделась.
- Не забыла я... Очередная ложь. Конечно, забыла. И не вспоминала бы... Хотя к лучшему. Надеюсь, он ничего не заметил? - Пора вставать, да? Михо приподняла голову и слегка повернула ее, так что теперь могла видеть брата. -А я бы полежала еще немножко... Мысля вслух, Шинтаро-младшая все-таки лениво отклеилась от подушки и вскочила с кровати. За окном моросил дождик, отбивавший желание куда-либо идти. Однако в голове чьей-то левой пяткой возникла не менее левая мысль о Минами. Интересно, она уже встала? Хотя бы ради нее нужно пойти. Да и понаблюдать за тем, как братик играет в баскетбол, не так уж и плохо. Нет, нет Михо одернула себя. В первую очередь наши планы на фестиваль. Если все будет выходить хорошо, то тогда уже можно и понаблюдать...
- Тогда я пойду одеваться? Заодно посмотрю, встала ли Мэй. И ты тоже не валяйся тут, а поднимайся давай. Михо одарила братца лучезарной улыбкой. - Или тебе помочь? Это было произнесено несколько ехидным тоном, так что Михо с удовольствием оценила реакцию брата. - Ладно, пойду все-таки... Как зомбиком пришла она в эту комнату, так и из нее удалилась, не без усилий из-за слегка затекшего тела.

Отредактировано Miho Shintarou (2012-11-09 23:51:58)

+1

8

Утро начинается у всех по разному: у кого-то ровно в восемь часов утра, кто-то встаёт под вечер и утро начинается у него только в это время, а некоторые и вовсе заблудились во времени, не различая утро или вечер. В любом случае, учиться надо было всем, так что как ни крути, но утро-не утро, но занятия по расписанию. Лично у Мидоримы утро настало тогда, когда пришло осознание того, что сегодня ещё есть дела, которые лучше не откладывать.
Михо, при всей своей ленивости и небольшой забывчивости вперемешку с растернностью, ответила, что про репетицию забыла. Зеленовласый лишь улыбнулся.
Опять забыла...
Как хороший старший братик, он уже немного научился различать правду и неправду, когда сестра что-то ему говорит. Хотя, они всё равно оставались далеко друг от друга: у него свои секреты, у неё - свои. Но во всяком случае, они друг к другу тянутся, хоть и каждый по своему.
Вот Шинтаро младшая лениво встаёт с кровати, направляясь к себе в комнату и, вроде бы, траблы Мидоримы практически закончатся, сейчас он сможет пойти в душ и взбодриться под холодной...
- Или тебе помочь? - Ехидно поинтересовалась Михо, отчего зеленовласый резко сел на кровати с негодующим лицом и с громким, растерянным криком:
- НЕТ! Я САМ!
И сон как рукой сняло. Вот что нужно для быстрого подъема с кровати! Даже последствия от алкоголя ушли на второй или даже третий план. Теперь не хотелось ни поваляться, ни даже позалипать в окошко. Как только Михо ушла, оставив зеленовласого одного, он облегченно вздохнул.
Пронесло... Так, надо быстрее приводить себя в порядок, пока Мэй и Михо не опередили меня, а мне не пришлось потом догонять их. Я должен быть первым.
С этими мыслями, Шинтаро поднялся с кровати и босые ноги прошлепали до душа. Пока в соседней комнате происходили какие-то другие действия, Мидорима охлаждался под почти ледяным душем, погрузившись в свои мысли.

Спустя несколько минут, из душа вышло тело, вокруг которого витал теплый воздух, им же созданный и не дающий ему замерзнуть. Во рту зубная щетка, а на мокрых, зеленых волосах, лежало полотенце, а на ногах белые, тренировочные штаны. Он был почти готов к тренировке, оставалось только взять мячик и накинуть что-нибудь на голый торс, с которого медленно стекали последние капли воды. Но для начала...
Как они там?... Собираются?..
Шинтаро любопытно прошел через всю комнату, попутно надевая на себя очки и резко отдергивая белую шторку, которой прикрывается дыра в стене. Зачем так резко и не предупредив?... Видимо, решил что увидит что-то интересное.
- Вы ещё долго? А то я вас ждать не буду, один пойду.
Заявил Шинтаро, делая шаг внутрь комнаты девушек, высунув из-за шторы только голову, дабы никого не смущать... Но тут же, парень просто случайно сорвал шторку, которую так бережно вешал. Это была действительно случайность, никакого плана или задумки.
- Вот блин...
Он, конечно, не любитель уединения, но в таком виде Мидорима к ним ходить не собирался. Нет, он не стеснялся, ему нечего стесняться. А вот мало ли, что могут про него подумать... Ну ладно Михо, а вот Мэй... Но, делать было нечего, и Шинтаро лишь развел руками в сторону.

0

9

Утро Мэй началось с… да ни с чего особенного оно не началось, утро как утро – так день начинался не одну тысячу раз, и будет он начинаться точно так же еще как минимум столько же (во всяком случае, сама Минами на это надеялась – она не планировала умирать молодой, девиз «live fast, die young» никогда не выглядел для нее привлекательным). Так что сказать по одному лишь пробуждению, что день грядущий принесет с собой что-то необычное и невероятное, нельзя было – более того, мелкий дождик, мерно выбивавший одному ему известную мелодию по окну, не предвещал никакой беды, даже ни на намека на нее, так что последовавшие за подъемом события оказались ошеломляющей неожиданностью. Хотя, если вы фактически живете в одной комнате с двумя Шинтаро и еще одним ненормальным, помешанным на девушках всех материалов и расцветок, то вы должны были бы уже перестать удивляться всему и спокойно реагировать даже на уранового слона, залетевшего через марсианский люк в потолке, но… Но практика показывает, что к необычному все-таки очень и очень сложно привыкнуть, насколько бы стальными ни были твои нервы.

«Суббота… Надо вставать, скоро репетиция, еще и Михо поднять нужно… Надеюсь, она уже не спит.» Сладко зевнув и потянувшись, Мэй как следует потерла глаза и, приподнявшись на локтях, изучила окружающее пространство. Цепкий, хоть и несколько сонный взгляд девушки отметил одну деталь: Шинтаро-младшей в комнате не наблюдалось. То есть совсем не наблюдалось. То есть ее вообще нигде не было – ну, если только она не пряталась в ванной, разумеется. Эту теорию Минами решила проверить в ту же минуту, в какую она пришла ей в голову – и отправилась непосредственно в душ, где собиралась или найти Михо, или привести себя в порядок, или сделать и то, и другое.
К сожалению, удалось выполнить только одну задачу: Шинтаро-младшей в душе не было. Все, что оставалось делать Мэй, так это покинуть комнату через пятнадцать минут – после того, как всё, что можно было привести в порядок, было в этот самый порядок приведено.
Ну, с чистыми зубами можно и подумать.
«И где она ходит? Надеюсь, она не пошла в соседнюю комнату – ведь тогда мне придется ее оттуда доставать, а это значит, что мне придется… Нет, хоть бы Михо скоро вернулась, в конце концов, я ведь не о многом прошу, верно?»
И, словно в доказательство того, что в мире реально существует некая мифическая сила слова, в комнате появилась Шинтаро-младшая собственной персоной – и появилась, стоит сказать, очень и очень вовремя, так как Мэй была готова начать если не психовать, то как минимум немного нервничать.
- Доброе утро, Михо! Как спалось? – Мэй вежливо улыбнулась. Мысленно она отметила, откуда именно в комнату пришла Шинтаро, но внимание на этом решила не акцентировать – в конце концов, подумать об этом можно и когда-нибудь потом.
«Ну, раз Михо есть, значит, можно собираться и…» Мэй только было повернулась к своему шкафу, как некий подозрительный звук и до одури знакомый голос сзади заставили Минами вернуться в исходное положение, а именно – головой по направлению дырки в стене. Ох, зря она это сделала…
Мидорима в комнате – в общем, зрелище если не привычное, то не такое уж и пугающее. Мидорима в комнате, не прикрытый занавеской (из-за падения оной) – не катастрофа, конечно, но живется в таких условиях с большим трудом. Мидорима, одетый в одни лишь штаны, не прикрытый занавесок и в комнате – это… это паника красного уровня, это дым из ушей и ярко-алый румянец на щеках, это даже на руках вставшие дыбом волосы, это…
- Мы уже почти готовы, так что, наверное, все-таки имело бы смысл поторопиться именно вам… Я не уверена, что вас в таком виде пустят в спортивный зал, да и в принципе президенту студенческого совета не стоило бы так появляться на публике… - всю свою недолгую речь бескрайне смущенная и смятенная Мэй смотрела куда угодно, но только не на Мидориму. В конце концов она поступила самым простым образом – просто развернулась к парню спиной, сумев тем самым и сохранить лицо (так как ярко-алый румянец проступил только тогда, когда на лицо девушки уже никто физически не мог посмотреть), и вроде как даже заняться делом.
«Пожалуйста, хоть бы он ушел отсюда побыстрее, я же не выдержу…»

0

10

Пост за Михо Шинтаро

Выйдя из комнаты, Михо уже предожидала, что наткнется на свою соседку. С Мэй у нее всегда были хорошие отношения, даже очень хорошие, как-никак, а они все-таки играют в одной группе, делят одну комнату. Тут трудно не стать друзьями. Именно поэтому, даже если бы дела были плохи, Шинтаро-младшая все-равно ответила одним словом «хорошо». Именно так она и сделала, сказав чистую правду. Ведь день сегодня и вправду был прекрасен. Он походил, конечно, на предыдущие, но мысля позитивно, Михо всегда считала, что каждый новый день лучше вчерашнего. А если бы у Шинтаро настроение было плохое и ответь она этим одним словом, то Минами все-равно догадалась бы и заставила выложить все подчистую. Еще одна причина того, что Михо никогда не врала Мэй, та догадается, даже если это будет сказано каким-нибудь роботом, по лицу которого никогда ничего понять не возможно.
Улыбнувшись соседке, Михо вместе с ней направилась к комнате. Ей совершенно не хотелось пользоваться, как его называл старший братик «порталом», большое дырой между двумя комнатами и именно поэтому она решила пройти через коридор. Видно и вправду правильно сделала, наткнулась на Минами.
Зайдя в комнату, Шинтаро плюхнулась на кровать. «Как забавно» - подумала она. – «Я совершенно не могу заснуть на ней. С братиком приятнее». Постучала рукой по подушке, улыбнувшись забавному звуку, и посмотрела на Мэй.
- А? Что? - поначалу девушка никак не могла определить причину такой странной реакции подруги. У нее внезапно покраснело лицо, а взгляд потупился. Существовало лишь одно создание, способное вызвать на лице Минами такое выражение. - Они-и-чан! - в отличие от Мэй, девушка, пусть и смутилась, но очень немного. Все-таки родные люди, и не такого навидались. Не уже ли брат ничего не понимает? Да, пусть занавеска и упала случайно, но мог бы поспешить поднять ее, чтобы не вгонять Мэй в краску.
- Мы уже почти готовы, так что, наверное, все-таки имело бы смысл поторопиться именно вам… Я не уверена, что вас в таком виде пустят в спортивный зал, да и в принципе президенту студенческого совета не стоило бы так появляться на публике…  - бедная Минами даже отвернулась, что бы не видеть этой картины, однако, сидящей на кровати Михо было заметно, что ее лицо стало еще краснее. Но зато, у нее был ровный голос, по которому было сложно заподозрить что либо, вообще, он был сухой, без излишних эмоций, только информация.
- Они-чан, - укоризненно проговорила Мидорима-младшая. - Мэй-чан права, надо поторапливаться, а ты тут у нас, как принцесска, заставляешь всех ждать.
Девушка улыбнулась, чтобы усилить комичность своих слов. Да, брат у нее точно принцесска, еще какая! Самая что ни на есть принцессковая.

0

11

- Вы странные...
Буркнул тот, вытащив изо рта зубную щетку. Одна отвернулась, вторая кричит... Ну что за жизнь? Пока на его вопрос отвечали, Шинтаро уже успел вытереть голову и отправить зубную щетку левитировать на своё законное место, просто выпустив оную из рук и не особо сильно сосредоточившись. И вот, во всё почему-то обвиняли его: из-за зеленовласого опоздают? Девушки и то дольше копошатся: президент уже даже в душе успел побывать и пошел поинтересоваться, чем там кто занимается, а тут на тебе: расхаживают в пижамах по комнате и не шевелятся. А виноват кто? виноватволандеморт Мидорима. Ну, в итоге, он лишь легонько пожал плечами и собирался уходить, не дослушав слова сестры, как вдруг он услышал слово "принцесска", направленное в его сторону. Молодой человек изящно приподнял бровь, окинув сестру взглядом. Как обычно: говорит что-то, да и обидеться нельзя. Старший брат не может обижаться на всякие глупости. Ну подумаешь, принцесской обозвали, и что? Да собственно ничего тако...
- Я не принцесска! Пока вы оденетесь - я тут показ мод устроить успею, я щас за минуту оденусь и тогда посмо... - Недовольная речь была прервана пиликаньем на столе. Мажористый телефон оповещал хозяина о чем-то. Пламенная речь тут же была забыта, и парень, с озадаченным видом, посмотрел в сторону, где пиликал телефон, а потом и вовсе ушел из обзора так называемого "портала".
Парень взглянул на дисплей телефона, открывая оповещение, которое сам себе оставил перед тем, как вчера пойти пить. "Баскетбольная форма. Спортивный стадион. Презентация." - Коротко и ясно. Только вот времени было уже... Не хотел Шинтаро приходить самым последним, поэтому поставил напоминание ровно на то время, которое назвал тренер. Он конечно говорил "приходите, когда хотите, главное на матч успейте", но искупаться в лучах славы вне школы - дело другое. Только странно, что оповещение пришло именно сейчас.
- Блин... Башка пустая...
Тихонько проговорил зеленовласый, легонько стукнув себя ладонью по лбу и вновь смотря на время. На этот раз на время, которое было на настенных часах. Ну да, всё верно: позже на два часа с чем-то. Ибо телефон президент студенческого совета заряжать не любит, а телефон не любит, когда его заряжают.
"Ну что... В темпе собираюсь, и побежал."
Ну что ж, побросать мячик в кольцо не получилось, значит покидает позже, на стадионе. Оставалось только переодеться, и бежать со всех ног. А вдруг, он придет последним? Нет-нет, сам президент студенческого совета не может прийти последним! Быстро собираемся и убегаем!
- Девчо-о-онки, я не с вами пойду! Простите, но потащите свои гитары сами, я опаздываю!
Послышалось от, погрузившегося наполовину в шкаф, Мидоримы. Парень быстро искал одежду, но ничего подходящего не было. В итоге, он просто надел то, что первое попалось под руку. Да так быстро и аккуратно: даже ничего не помял ненароком, и задом наперед не одел. Что ж, старшая школа научила парня быстро одеваться, ведь президент студенческого совета не может опаздывать на уроки! Да в принципе, президент студ. совета вообще никуда опаздывать не должен... Таков он, Мидорима Шинтаро.
Быстрые сборы закончились, форма была в сумке, сумка на плече, а сам владелец сумки уже впрыгивал в обувь, даже не удосуживаясь посмотреть, какую именно. Не разные боты и ладно, а в остальном по дороге разберется. Ещё одна проверка: очки на нём, запасные в сумке, форма есть, кроссовки есть, телефон взял. Осмотрев себя и проверив экипировку, Шинтаро снова подошел к дыре в стене, поднимая занавеску и как-то хреновенько крепя её на стену. Вот была б воля сестры - так тут не стена пробита бы была, а её б вообще не было, а все остальные стены стеклянными были. Знаем мы таких.
- Ладно, встретимся ещё сегодня. У вас же выступление будет, да? Удачи вам, чтоли.
В наглую проходя на женскую половину, произнес парень, после чего впечатал в сестринскую щеку поцелуй и многозначительным таким взглядом посмотрел на Мэй, как-то странновато ухмыльнувшись. Постояв так секунд тридцать и поразмышляв над тем, стоит ли ему делать то, что ему сейчас захотелось или нет, Шинтаро осекся на подобном: может ведь и пощечину схлопотать, ибо статус "сосед" не позволяет лезть и лапать бедную Минами. В итоге, от навязчивой мысли парень отказался, и вместо этого немного подбросил мяч, поймав его одним пальцем и крутя его там.
"Ладно, без глупостей..."
Он опустил руку, позволив мячу удариться об пол и поймал его широкой ладонью, когда тот летел вверх. Ну и конечно, Мидорима не мог не выпендриться, раз у него был случай для такого: вновь отпустив мяч и пару раз ударив им об пол, парень совершил обход воображаемого противника, на месте которого стояла Мэй, и не упуская возможности чмокнул ту на ходу в щеку. Ну, дабы всем досталось. Не одной же сестре страдать, ну?
- Я ушел!
Констатировал факт парень, выходя через дверь женской половины. Лыба довольная, в руках мячик, а сам весь такой серьёзный.
"хе-хе..."
Тихонько усмехнувшись про себя, молодой человек покинул общежития, направившись прямиком на стадион.

Переход на стадион

0

12

Мэй позволила себе выдохнуть только в тот момент, когда внимание Мидоримы оказалось переключено на другого человека, а именно – на Шинтаро-младшую. Всё-таки сестрёнка президента студенческого совета была настоящим подарком свыше… Если не принимать во внимание тот факт, что дыра в стене появилась именно благодаря ей, и если бы не она, то, вероятнее всего, Мидорима вообще не появлялся бы в этой комнате, и ещё, и ещё, и ещё….
Все эти обстоятельства вызывали у Мэй когнитивный диссонанс, так как она не понимала, как же ей воспринимать Мию. В конце концов, оставался только один вариант – как человека. Пожалуй, это решение было гениальным в своей простоте.
Пока брат с сестрой о чём-то там говорили, Мэй позволила себе отключить на некоторое время органы, помогающие воспринимать окружающий мир (школьница просто не слушала семейные разговоры Шинтаро), и подумать о том, что ей надо было ещё сделать и сколько у неё на это есть времени. Впереди Мэй ждала репетиция, потом – поездка до спортивного стадиона, на котором и должна была состояться презентация (если Минами, конечно, ничего не путала, а она искренне на это надеялась), затем выступление, а после него можно было, наконец, расслабиться и понаблюдать за матчем – хотя, сказать по правде, девушка прекрасно понимала, что на матче тоже придётся держать себя в руках, чтобы ненароком не выдать какую-нибудь не ту эмоцию в сторону баскетболистов (как своих, так и чужих). Да и потом, Намимори ведь будет представлять в том числе и Кисэ, который состоял в их музыкальной группе!... А это значило, что нервной напряжение будет близко к своему пределу, пику.
«Всё-таки у него непростой будет день – и музыкальное, и спортивное выступления… И репетировать придётся без него… А если ещё и ударник опоздает или не придёт, то смысла вообще не было в походе в спортивный зал: мы с Мию могли бы спокойно порепетировать и здесь, но… Ладно, не стоит делать преждевременных выводов – быть может, всё не так ужасно, как я себе представляю. Думай о хорошем, Мэй.»
Пожалуй, это всё, что оставалось делать девушке.
Но согласитесь: сложно думать о хорошем, когда в соседней комнате подобно электровенику носится объект твоего вожделения, а рядом с тобой находится его сестра, которая в любой момент может позвать братика и сделать что-нибудь эдакое. Правда, эдакое всё-таки решил начудить именно Мидорима: молодой человек, не позволив себе уйти просто так, без каких бы то ни было церемоний, сначала чмокнул в щёку Мию, а потом, поизображав нечто странное вокруг Мэй (и вызвав у девушки тем самым очередной приступ смущения и непонимания происходящего вокруг), «наградил» Минами точно таким же поцелуем – и был таков, оставив девушку саму разбираться в только что произошедшем.
Долго думать розововолосой не пришлось: Мидорима наконец покинул помещение, и школьница наконец смогла почувствовать себя свободнее и спокойнее. Перестав краснеть, Мэй, наконец, повернулась к Мию и деликатно улыбнулась – настолько деликатно, насколько того требовала ситуация.
- Ну что, пойдём на репетицию? А то времени осталось совсем немного, а нам ведь потом ещё до центрального стадиона добираться… - и, подхватив с кровати свою ненаглядную гитару, девушка покинула помещение и направилась в сторону зала.
«Выступление на городском стадионе… Да мне такое даже и не снилось. Мы обязательно, обязательно должны показать класс!»

===> Спортивный зал

0

13

Осенний дождь настраивал на меланхоличную волну, его стук по стеклу пробуждал все отчаянные чувства далеко забытого настоящего, и не хотелось думать уже ни о чем хорошем. Нет, девушка любила такую погоду, а тем более столь красочное разнообразие красок осени, но скорее, когда она могла провести это время в сопровождение пледа и чашки какао у телевизора или попросту с какой-нибудь хорошей книгой в руках. Собственно говоря, чашка какао могла бы быть тоже заменена на чай без сахара, но это уже звучало в голове девушки не так символично, и она быстро выкинула лишние мысли из головы.
Все время, что брат был у нее в комнате, Мию не отрывала с него своего взгляда, наблюдая за каждым его действием и запоминая большинство движений. Появление Мидоримы на женской половине не предвещало ничего хорошего для девушки…Почему? Думаю, что глупо было бы задать такой вопрос. Дело в том, что братик вряд ли пришел сюда только ради сестренки и после уже его рискованного действия в виде не многозначного поцелуя в сторону соседки, она совсем разгорелась ревностью, после чего уже готова была расплакаться.
-Больно..,-сердце Шинтаро сжалось и, прикусив себе губу, чтобы прекратить поток горестных мыслей, она сопроводила глазами брата до двери, после чего обессиленно спрятала личико, уткнувшись лицом в подушку.
Она предполагала подобные действия со стороны Мидоримы, ведь чувствовала его симпатию к Мэй уже давно, и не видела бы в этом ничего плохого, если бы не своеобразные чувства к нему, вызванные на почве безответной любви.
Собравшись с мыслями и тяжело вздохнув, Шинтаро все-таки приподнялась и соизволила одеться по погоде. Собственно, это выходной день, что хоть как-то радовало, ведь можно было бы одеть что угодно. 
Подойдя к шкафчику, Шинтаро-младшая вытащила из него свою гитару, которая уже предварительно находилась в чехле. Черная, ничем не примечательная «упаковка» покрывала одну из самых дорогих для девушки вещей…единственным, что казалось лишним на этом блеклом фоне, был брелок, прикрепленный к замочку. Внутри этой вещицы находилась фотография Мию с ее братце, которая была сделана несколько лет назад, во время одной из поездок за пределами города.
-Меня и не узнать, - с горечью проговорила девушка и еле заметно приулыбнулась. И действительно, если сравнивать ее настоящую с той, что была раньше, то можно найти, хоть и незначительные, но отличия. Улыбка…да, пожалуй, сейчас она была более блеклой и менее радостной, в силу некоторых печальных и довольно известных обстоятельств.
Придавшись порыву нахлынувших, беззаботных когда-то, воспоминаний, Мию замешкалась, нежно проведя пальчиком по лицу брата на фотографии.
-Он ведь никогда меня не полюбит. Это и не возможно. Мне не во что верить, мне не на что надеяться. Мне незачем жить…
Перевернув брелок, девушка прочла уже давно написанную ее надпись: «Ми-до». Что уже тут сказать? Так она назвала свою гитару, составив прозвище из двух нот, представленных в имени дорогого сердцу человека.
-Что же взять с собой? – наконец-то опомнилась Шинтаро, и задумчивый взгляд окинул всю комнату, остановившись лишь несколько раз на паре вещей, которые позже девушка прихватила с собой, бережно упаковав в сумку.
Набросив легкую куртку, и в последний раз посмотрев на уже столь знакомой место, Мию вышла, закрыв дверь, и помчалась догонять свою соседку.
-Мэй, не смей уходить без меня, - из уст зеленоволосой девушки вырвались встревоженные слова, сопровождавшиеся легкой улыбкой.
-Ладно! Очнись Мию! Все же будет хорошо? Безусловно! Все изменится! Все пройдет! А пока, я люблю тебя, братишка, но, обещаю, я изменюсь ради тебя, чтобы не делать больно…чтобы ты жил свободно и легко, без меня. Что ж…удачи нам! И вообще, всем-всем-всем…
===> Спортивный зал

Отредактировано Shintarou Miyu (2013-02-01 01:12:06)

+1


Вы здесь » School wars » Общежитие » Комната №6 - Мидорима и ... + Комната №7 - Мэй и Мию


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC