School wars

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » School wars » Архив игровых тем » Встреча хилера.


Встреча хилера.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Время
Первый день текущего учебного года.
2. Место действия
Школа Канрин и ее окрестности.
3. Описание
Хилер (а по-нашему просто - врач, даже если он совмещает нелегкий труд врачевания с преподавательской деятельностью) - в любом месте персона первостатейной архиважности. Хилера нужно холить, лелеять и сдувать  с него пылинки, а еще встретить фанфарами по прибытии и препроводить в его хилерские владения. Вот только непонятно, почему на эту почетную должность арапчонка с опахалом назначили именно Рут. И уж тем более непонятно, что из этого выйдет.
4. Участники
Рут Голдберг и Мирру Брюн-Смит.

0

2

На почетную должность встречающего для нового учителя выбрали, конечно, наиболее подходящее для этого существо.
Хотя выбрали - слишком громкое и демократичное слово; по этому поводу не провели даже самого завалящего педсовета. Голдберг просто вызвали в кабинет Дражайшего и Любимейшего Вышестоящего Начальства, где навели на нее указующий перст и...
...И вот она, громко бряцая металлическими набойками на тяжелых ботинках, идет к воротам, чтобы встретить, проводить, чай-кофе-потанцуем-оказывать-все-необходимое-содействие. В контуженной голове - выхваченная из пространной речи Начальства информация про будущую коллегу: не так давно окончила этот самый Канрин, вопрос, нахрена тогда мне ее вообще встречать и что-либо показывать, остается открытым, принята на должность учителя основ освоения способностей, по совместительству будет занимать должность школьного врача, инвалидность, ДЦП.
Инвалидность?
Рут тяжело вздохнула. Вот только инвалида в этом рассаднике цветов жизни еще не было. Подумала не то что бы злобно, просто иронично. Ну да, Голдберг сложно было назвать человеком сочувствующим кому бы то ни было вообще. Жалость - не дождетесь.
Ученики старались обойти учителя в не самом лучшем расположении духа по стеночке, благо шла Руфь быстро, размашистым шагом, да еще и активно помогая себя руками - для аэродинамичности, видимо. А быть зашибленным тяжелой рукой препода боевых искусств, пусть даже случайно, не хотел никто. Школьные коридоры сменились двором, смех-игрища-школьники-пытаются-произвести-впечатление-на-школьниц-напрягая-хлипкие-ручонки, мимо-мимо к выходу, за тяжеленные стальные ворота, с которых весьма гостеприимно начиналась школа Канрин. Не хватало только надписи типа "Оставь надежду, всяк сюда входящий". Рут правда, о таких вещах не думала - "Божественная комедия" была от нее бесконечно далека.
Женщина оперлась на один из столбов, на которых эти самые ворота держались. Никого видно еще не было - коллега, чье имя Руфь запомнить не удосужилась, запаздывала. Забор отсекал добрую половину децибелов от школьного шума во дворе, так что было тихо. Только шелестел по дороге какой-то пакет.
Ну охуеть. И что мне делать теперь?
Рука, как часто в минуты, когда Голдберг изнывала от тоски и не знала, чем себя занять, скользнула в карман за сигаретами.
Поплыл по воздуху горький дым.
К моменту, когда на повороте показалось такси, Рут курила уже вторую, не собираясь побыстрее закругляться - армия с вечным дефицитом приучила бережно относиться к куреву и не разбазаривать почем зря. Зато мозг отметил эпохальное событие ехидным "ну наконец-то".
Ну что ж, посмотрим, что ты за птица.
Докуренная сигарета полетела в дорожную пыль и скончалась под весом тяжелого ботинка.

+1

3

Вот и школа. Мирр соскучилась по ней за пять лет, поэтому жадно прижалась к стеклу машины.
-Извините, вы не могли бы припарковаться так, чтобы я могла развернуть коляску?.. – обратилась она, очнувшись, к водителю.
-Да, конечно.
Мирр благодарно улыбнулась в ответ. Каждый раз в такие минуты она была благодарна всему вокруг за свое увечье. Она думала каждый раз о том, что эта «проблема» позволяет ей сконцентрироваться на доброте окружающих, а если попадаются моменты неприятные – мама учила относиться к ним со спокойствием. И, хотя Мирру уже давно была взрослой женщиной и мыслила самостоятельно, мамины заветы детства вспоминала часто.
Водитель припарковал машину, достал из обширного багажника коляску, к коей был приторочен чемодан. Все это время девушка с удивлением созерцала человека, стоящего у входа. Неужели что-то случилось, и школе понадобилась охрана? Или фэйс-контроль? В годы учебы никогда не было у входа никого столь… внушительного.
Выходя, вернее, вылазя из машины, девушка натянула на себя привычную маску официальной дружелюбности. Благодарность водителю, расчет. И – к школе.
- Простите – улыбнулась Мирр внушительной женщине, не выказывая удивления, захлестывающего ее. Во время учебы в школе она видела много разных людей, но столь армейских, тем более женщин – никогда.
- Вы, наверное, охрана школы? Не подскажете ли, как я могу проехать к кабинету директора?..
Разумеется, Брюн-Смит помнила, где находится кабинет директора, но проигнорировать нахождение у ворот столь заметной фигуры не могла.

0

4

Голдберг одними глазами наблюдала за выгрузкой коллеги из машины. Наблюдала, как таксист вытащил из багажника инвалидную коляску, как девушка, нужно отметить, достаточно ловко, переползает в нее из салона.
Приглядывалась.
Сколько-сколько лет назад, говорите, школу закончила? Пять? А не заметно.
Девушка выглядела сильно младше своих лет - Рут не бралась называть точную цифру, но в сравнении с некоторыми бугаями-выпускниками она казалась совсем подростком. Свою роль конечно играло и то, что она на коляске, но опустим коляску - светлокожая, какая-то вся нежная, рыхлая-мягкая. Ноги пледом прикрыла. Благостная до сладости, на взгляд Рут. Такая, про которых говорят - приятная. А еще такие поют в церковном хоре, вышивают крестиком, готовят торт "Наполеон" и буйабес с крутонами по выходным и всегда улыбаются.
Полная противоположность самой Голдберг, короче.
Девушка катится на своей каталке к воротам - Рут делает было шаг навстречу, и все не вынимая рук из карманов, но сказать что-либо не успевает, потому что:
- Простите, вы, наверное, охрана школы? Не подскажете ли, как я могу проехать к кабинету директора?.. - смотрит, улыбается.
Руфь не выдержала - засмеялась. Ну да, именно так ты и выглядишь, даже не сомневайся, Голдберг. Не, ну а за кого еще можно принять брутальную шрамированную тетку у входа? Не за несущего разумное-доброе-вечное же?
- Нет, девочка, не угадала, - отсмеявшись, все же произнесла женщина. Откуда выплыло это "девочка", произнесенное на удивление мягко и не-издевательски, Рут не знала. - я в этом райском заведении преподаю. Собственно, дражайший директор меня сюда и отпинал в качестве сопровождения и предоставления помощи. Он почему-то был уверен, что эта роль как раз для меня.
Женщина подошла ближе к колясочнице. Та ей и до груди не доставала, в сидячем положении, по крайней мере. Боюсь представить, как нее отреагируют "детки". Никогда не знаешь, точнее.
- Меня зовут Рут Голдберг. И да, директор сейчас занят, - и нет, даже не починкой своего стола - эта школа делает меня удивительно уравновешенной, - Так что предлагаю добровольно-принудительный экскурсионный тур по окрестностям, а дальше можешь делать все, что душе твоей угодно. - а я выполню назначение и смогу заняться нормальными делами.

+1

5

- Учитель? Ох, простите! – Мирр покраснела. Всегда неловко чувствовала себя, ошибаясь. Да и обидеть не хотелось, и не только потому, что могло и прилететь в ответ кое-что покрепче слов - Я Мирру Брюн-Смит. Как вам, должно быть, уже сказали, я буду преподавать здесь основы освоения способностей, а так же буду врачом.  Спасибо, что встретили меня. Хоть  я и была здесь раньше, училась, но что-то могло и измениться за время моего отсутствия, а, думаю, незнание для меня опасно.
Мирр прикусила язык. Как всегда в моменты знакомства она переходила на возвышенный, излишне осложненный тон. Словно извиняясь за него, она застенчиво улыбнулась. Что-то в Рут понравилось ей. Может, правду говорят, притягивает противоположное. А, может, девушке понравилось то, как недавяще  смеется Голдберг, не смотря на свой внушительный, вызывающий, возможно, у кого-то робость, вид.
Мирр машинально разгладила клетчатый плед на коленях.
- Куда мы поедем сейчас? – детское твое любопытство.

Отредактировано Mirru Brun-Smith (2012-11-01 14:58:32)

+1

6

- Слишком много слов, извини, - хмыкнула Голдберг, благополучно пропуская мимо ушей большую часть уже известной ей информации. - хотя, ученики, наверное, оценят. Тем не менее, будем знакомы, коллега.
Рут прикинула возможный маршрут. В принципе она должна все помнить - не один год, чай, училась. Так что нужно лишь освежить ее память...
- Значит так, - бодрым командным тоном заявила американка, - Мы сейчас устраиваем прогулку на свежем воздухе. Если захочешь осмотреть что-то изнутри - не помнишь, или во время твоей учебы этого не было - заворачиваем туда.
Возражения не принимаются. - хотелось было добавить, но Рут усилием воли напомнила себе, что здесь все же не армия, да и Брюн-Смит не являлась ее подчиненной. Впрочем, такого рода напоминания приходилось устраивать себе каждый день.
- Так что, снова добро пожаловать в Канрин и давай уже двигаться с места, а то я сейчас прямо здесь корни пущу. - Рут развернулась, и, удостоверившись, что Мирру следует за ней, направилась обратно к воротам.
Голдберг очень сомневалась, что коллеге под силам самостоятельно отворить тяжеленные металлические ворота, следовательно, сия почетная обязанность возлагалась на саму Руфь. Одной рукой та толкнула створку вперед, удерживая ее в таком положении, второй изобразив жест, который при определенной доле фантазии мог бы сойти за куртуазное приглашение. При условии, что эта доля была огого какой по размерам.
- Прошу. - подождав, пока колясочница на своем личном автотранспорте проедет внутрь, Голдберг убрала руку, и ворота с грохотом захлопнулись.
Рут, на самом деле, было фантасмагорически монофаллично на Брюн-Смит и горести-тире-радости жизни ее. Но партия сказала "надо" - значит будем обеспечивать психологический комфорт.

Отредактировано Ruth Goldberg (2012-11-08 03:28:05)

+1

7

Ностальгия-а. Двор остался прежним, вплоть до звуков, издающихся со всех сторон. Изменился лишь взгляд. Изменились лица, пробегающие вокруг, посматривающие с интересом или удивлением. Изменилось отношение – теперь Мирр приехала сюда совсем в иной социальной роли и на фоне теплоты воспоминаний, дразнящей сердце появилась неуверенность, стоило ли менять, дополнять те годы? А может, это просто обновление старого? Никто никогда не узнает, судьба злодейка.
Попытавшись отвлечься от эмоций, нахлынувших – стандартный, привычный такой уже прием побега, не дай бог опять перевернешься не там где это удобно, или, дьявол, просто расплачешься – девушка спросила рассеянно.
- Рут… Почему вы начали преподавать? Зачем приехали сюда, почему остались?.. Вы так, не сочтите за грубость, колоритно смотритесь среди детей… 
О, да. Мирр говорила людям в лоб правду, хотя и завуалировав ее. Не всегда удобное качество, зато совесть высыпается лучше хозяина.

0

8

Они медленно прогуливались по идиллическому зеленому парку. Травка, цветочки - альпийские горки, сформированные какими-то неведомыми дизайнерами-ландшафтниками, дорожки, "по газонам не ходить" и стайки учеников, снующих туда-сюда как косяки мелких тропических рыбок. 
Мягко шуршал гравий под протекторами покрышек, чуть более резким и отрывистым шуршанием перекатывались мелкие камешки под берцами Рут. Брюн-Смит молчала, рассеянно обозревая окрестности - видимо, наслаждалась переполнявшими ее воспоминаниями. Голдберг это было только на руку - меньше слов, больше дела. Она вышагивала чуть впереди с самым что ни на есть суровым видом и выглядела, скорее, как персональный телохранитель.
На них косились с практически царапающим по коже удивлением. Непривычно видеть сурового препода боевых искусств бесцельно прогуливающейся по парку с самым светским выражением лица, какое только можно было встретить на ее шрамированной роже. А еще и то, что она была не одна… Школьники вытягивали свои тоненькие цыплячьи шейки, шепотками передавали новости - Голдберг была уверена, что появление нового учителя уже к завтрашнему дню ни для кого не будет новостью.
- Рут… Почему вы начали преподавать? Зачем приехали сюда, почему остались?.. Вы так, не сочтите за грубость, колоритно смотритесь среди детей… - вновь заговорила колясница, видимо, пресытившись созерцанием пасторального пейзажика. 
Рут криво усмехнулась, чувствуя, как напрягается и натягивается изрытая шрамами кожа. 
- Тебе действительно так хочется знать? - пауза. Для Рут не представляло сложности ответить на вопрос, проблема была лишь в дозированности информации. Мало кому хочется начинать свой первый день на новой работе с красочных описаний чужих кошмаров о крови и внутренностях, разлетающихся мясным фонтанчиком.
- Ладно, - вздох, - Скажем так, за всю свою жизнь я две вещи научилась делать хорошо - воевать и учить этому других. Из армии я ушла - не буду рассказывать в подробностях, почему - это малоприятно и малоаппетитно. Здесь была единственная вакансия, от которой не хотелось блевать, вот и все. 
Рут замолкла на мгновение, после чего заговорила вновь.
- Удовлетворила свое любопытство? И, давай уж, изволь ответную любезность - как тебя сюда занесло? Не поверю, что только ностальгия по чудесным школьным годам - просто так люди учить мелких не идут.  

Отредактировано Ruth Goldberg (2012-11-16 06:09:55)

+1

9

Мирр ощутила, как напрягся ее собеседник, обернула голову в сторону голоса.
- Тебе действительно так хочется знать? – короткий кивок, даже, наверное, не замеченный Рут.
- Ладно, скажем так, за всю свою жизнь я две вещи научилась делать хорошо - воевать и учить этому других. Из армии я ушла - не буду рассказывать в подробностях, почему - это малоприятно и малоаппетитно. Здесь была единственная вакансия, от которой не хотелось блевать, вот и все.
Армия. Это, в принципе, было видно сразу. Мало что может так изранить человека, снаружи и внутри, наделив этой жесткостью и закалкой. Этой уверенностью, холодностью. К Брюн-Смит нередко приходили вояки, как бывалые, так и совсем салаги, и на всех из них, девушка научилась это распознавать, стояла печать Марса.
- Удовлетворила свое любопытство? И, давай уж, изволь ответную любезность - как тебя сюда занесло? Не поверю, что только ностальгия по чудесным школьным годам - просто так люди учить мелких не идут. 
Шурх-шурх-шурх. Остановилась, внезапно.
-Рут, посмотрите вон туда. Под те деревья. – Мирр, прищурив глаза, кивнула в сторону, сжав покрепче подлокотник. Под деревьями устроила импровизированный пикник ватага человек из пяти. - Видите этих ребят? Малыши еще, первокурсники. Мелкие. – шурх-шурх, едем дальше, догоняем плечистую Голдберг. - Во времена моей учебы старшекурсники снисходительно называли их «свежее мясо», не подозревая, что это высказывание станет правдой. Как вы думаете, могут ли они остаться невредимыми, если кого-то вызовут на дуэль? Если у кого-то из них не окажется способности, позволяющей защититься, или умения ее применить? Дети жестоки. И будет мясо. Живое, но, возможно, искалеченное, как физически, так и морально. А не мелкий… Я молюсь лишь о том, чтобы их крепко ранили в первые минуты и побыстрее притащили ко мне. А уж я их больше не выпущу.
Мирр смягчилась, выдохнула, позволила полупрозрачным бровям разойтись в стороны, а голосу из размеренной чеканки вернуться в привычное плавное русло.
-Извините, если говорю жестко. Просто эта причина порой не дает мне спать по ночам. Мне всегда хотелось помогать людям жить, а здесь – эпицентр этой возможности. К тому же, дети меня не пугают, даже нравятся. А ностальгия была мученической, наложившись на понимание, что эти дети не будут обладать такой же юностью, что была у меня. Они не могут быть столь же беззаботны, как мы были. И я хочу хоть немного развеять эти тучи.
С дерева на колени спикировал лист, девушка задумчиво его повертела, повертела, укусила, делая паузу, и продолжила.
- Во времена моей учебы здесь мы были счастливы. У нас были идеалы, мы все стремились что-то сделать особенное, потому что у всех была возможность на это. Способности. Это был дар, это было что-то вроде новой идеологии, царившей в наших умах. Никто не был против кого-то. Теперь способности стали проклятием. Я не удивлюсь, если встречу здесь ребенка, испытывающего боль и страх из-за того, что он рожден необычным. И это пугает меня. Конечно, любой может отказаться от боев. Но бывают моменты, когда это невозможно. Я приехала и потому, что хочу это исправить. Я буду говорить с дирекцией раз за разом, а пока они не услышат меня, буду просто кем-то, к кому ребенок может придти за надеждой.
Мирр нахмурилась.
- Ненавижу схватки, дуэли, войны. Пацифист, наверное.

Отредактировано Mirru Brun-Smith (2012-11-16 08:57:27)

+1

10

Юная коллега  начала отвечать. Полился поток слов, структурированный-четкий, прямо в унисон всем этим мелким камушкам. Чересчур поток опять же, - Голдберг никогда не являлась поклонницей речей, сколь объективно хороши они бы не были.
Удивляло другое.
Удивляла суть.
Окей, возможно, я в тебе ошиблась, девочка-одуванчик.
Руфь действительно не ожидала, что прозвучат слова, столь созвучные ее собственному ежедневному смыслу пребывания здесь. Да, женщина сказала бы это проще и иными словами, но…
Дети не должны воевать. - скорее мыслью вслух, нежели репликой, обращенной к собеседнику. Мгновение спустя откашлявшись, женщина произнесла уже громко и четко:
- Дети не должны воевать. Другая проблема в том, что зачастую они сами этого хотят. - Голдберг оглянулась на ребят, беззаботно сидящих под деревом. Знала каждого. Имя, фамилия, способности, ключевые моменты личного дела. - Дуэли - это наименьшее из зол. Сама знаешь, там правил больше чем на Олимпийских играх, никого не калечат толком. Там сам факт проигрыша больнее реальных увечий, разве что.
Рут умолкла. Мысли, не привыкшие, что их вербально вываливают в таких количествах, в панике прятались по закоулкам контуженного мозга. Потому что созвучия созвучиями, но не совсем так. И это не совсем так требовалось выразить.
- А помимо дуэлей - неуставные столкновения на улицах города. С Намимори и друг с другом. В совершенно различных комбинациях. Вот в таких стычках убить не убьют, но покалечить могут. И вот этого я стараюсь не допустить и научить этих хлюпиков постоять за себя. И вообще, с чего ты взяла, что у них не беззаботное детство? Такие же подростки, только конфликты свои решают не битами и кулаками, а сверхсилами. Таким же подростков была когда-то ты, таким же подростком была я. Ничего не меняется.
Не меняется. Не меняются пикники в саду и пьянки в общежитиях, влюбленности и ненависть, секс и драки, и тысячи прочей ванильной хуйни.
- Возможно, им не повредит немного надежды, и человек ее доставляющий. Только не превращай их совсем уж в страдающих неженок, и тогда мы поладим, окей?

0

11

Хмм, больше правил, чем на Играх? А мне рассказали только о трех. Видимо, есть куча неофициальных, как, в принципе, и всегда…
И меня отправили сюда, как щенка в омут, как новобранца в поле боя - учиться самому на своей крови.

Мирр призадумалась ненадолго. В большей степени – о своем идеалистическом кидании в крайности морали окружающих. «Не придумывай никогда ничего за других, не решай, не действуй и не ожидай» - одно из правил, которому она стремилась обучиться.
-Окей – серьезно посмотрела Мирр на грозную валькирию – Вы правы, Рут. Абсолютно. Вы тут дольше, чем я, знаете и видите больше. Я полностью поддерживаю вашу миссию и надеюсь, если вам понадобится в ней помощь, вы вспомните, что я готова вам оказать любую посильную поддержку. Окей? – девушка, серьезно глядя Рут в глаза, протянула ей ладонь для рукопожатия, словно совершая некий договор чести.

0

12

Мирру, и до этого не являвшая собой образчик безбашенного позитива, окончательно посерьезнела. Убийственно серьезные люди всегда умиляли Голдберг - ну забавные становились их лица в эти моменты. Брюн-Смит этот феномен стороной не обошел - глаза серьезно-внимательные, светлые брови - нахмуренно к переносице, губы поджаты слегка… ну прелесть же.
И протянутая вперед ладонь, которую Руфь, недолго думая, пожимает, глядя на странный и дико выглядящий контракт бледной маленькой ладошки Мирр и смуглой огрубевшей ладони американки, со стесанными костяшками. Главная проблема - не переборщить с силой рукопожатия. Сила есть - ума не надо же.
Меньше пафоса было бы в речах - и совсем цены б ей не было. но это, судя по всему, следовало списывать на японский менталитет в целом: большая часть учеников страдала тем же.
Коляска покатилась дальше, к зданию школы, и Рут последовала за ней.
- В принципе, я думаю, нужно показать тебе твой кабинет, и на этом можно закругляться, - после затянувшейся паузы бодро заявила женщина, снова вышагивая чуть-чуть впереди. - Уроки на сегодня уже кончились, так что твое присутствие в школе не требуется. Если нужно, я вызову тебе такси до города.

0

13

Ура, в рукопожатии не отказали. Уже успех. Можно рассерьезнеть, да не получается. Какая же, однако, Голдберг суровая. Что-то в ней есть западное, интересно, откуда родом? Однако, весьма деликатная, я ожидала более сильной руки. Явно сдержалась, явно.
- В принципе, я думаю, нужно показать тебе твой кабинет, и на этом можно закругляться. Уроки на сегодня уже кончились, так что твое присутствие в школе не требуется. Если нужно, я вызову тебе такси до города.
- Да нет, не нужно – Задумчиво протянула колясочница, шурша за Рут. – Я, должно быть, тут заночую, еще не успела ничего снять. А гостиницы чаще всего очень неадекватные, найти безлестничную нереально, а мальчики-швейцары обычно дохляки. – Легкий смешок над собой. – Должны же быть в кабинете койки? А до вечера тут покатаюсь, поностальгирую всласть.

0

14

Докатились.
До кабинета, разумеется. Медкабинет в школе, кстати, был весьма просторный - по крайней мере, насколько Рут мельком его видела. Сейчас, правда, дверь была заперта.
Приехали. Все, сейчас вызываю ей такси и домой, домой...Стоп, что?!
Голдберг резко, даже слишком, остановилась, развернулась на пятках и воззрилась на едущую чуть поодаль юную коллегу.
- То есть я правильно тебя понимаю: ты приехала преподавать в новый город, зная, что персонал не обеспечивают казенным жильем, и не додумалась поискать варианты подходящего жилья? - Рут скептически выгнула бровь. Даже она, дама в быту весьма неприхотливая и способная ночевать хоть под открытым небом в раскаленной пустыне, и то нашла себе в целом приемлемый вариант (опустим мегабайты переписки, сидя в дешевом хостеле на окраине Токио на тему чего, куда, как и прочего утром-деньги-вечером-стулья). Удивительно при этом было то, что Брюн-Смит, девушка, до сих пор производящая впечатление положительной и правильной во всех отношениях, этим не озаботилась.
Решение, на самом деле, приходит мгновенно. Руфь нельзя назвать сентиментальной или жалостливой. Но даже простейшая логика подсказывает ей правильный вариант выхода из ситуации.
-  Значит, так. Жить в школе ты не будешь. Это отдает чем-то безнадежным. Сейчас мы вызываем такси и едем ко мне. У меня есть запасной матрас, плед, горячая вода и палка колбасы в холодильнике, что гораздо лучше того, чтобы ночевать на кушетке в медпункте. Этаж у меня не первый, конечно, но с этой неприятностью мы как-нибудь справимся. - и не такие тяжести поднимали. - На первое время так, а там посмотрим. Ах да, это не обсуждается.
Выпалив все это, американка, не тратя время на дальнейшие переговоры, достала из штанов видавший виды мобильник. Это было испытанием, ибо рука тянулась по привычке к гораздо более часто используемой пачке сигарет и натыкалась на чужие ключи (свои хранились в другом кармане). Ах да, ключи...
прижимая телефон к уху плечом и ожидая ответа оператора, Рут протянула ключи коляснице.
- От медпункта, - пояснила она, сразу же отвлекаясь на то, чтобы продиктовать адрес. когда сие нехитрое действо было завершено, она усмехнулась, искренне пытаясь превратить это в приятную улыбку.
- Ну что, ты со мной?

0


Вы здесь » School wars » Архив игровых тем » Встреча хилера.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC